Черновик: Следователи ищут в шифоньерах «скелеты» для Магомеда Джелилова

Следователи ищут в шифоньерах «скелеты» для Магомеда ДжелиловаДата: 8 Фев 2019Номер газеты: 2019-02-08 №05Автор: Руслан Магомедов

«Черновик» уже писал о том, что прекращение уголовного дела в отношении главы Дербентского района Магомеда Джелилова, а также восстановление его в должности взбесило силовой блок. Со ссылкой на источник редакция сообщала о задержании двух жителей республики, от которых требуют дать показания на неуязвимого муниципала. Эта история получила своё развитие.

В прошлую пятницу в редакцию «ЧК» обратился московский адвокат Шамиль Алиханов, который представляет интересы одного из задержанных – жителя Дербента Ирзакули Дадашева.

Адвокат рассказал, что Дадашева задержали 29 января, когда в его дом, расположенный в магальной части Дербента, примерно в 5 утра «влетел» спецназ. В доме находился только один мужчина – сам Дадашев – и восемь членов его семьи женского пола.

Как рассказали Алиханову Дадашев и его родственники, их всех вывели во двор и приставили к стенке. В это время в дом вошли двое в гражданской форме и через какое-то время вышли и предъявили Дадашеву постановление на обыск дома.

«Мой подзащитный обратил внимание на то, что постановление на обыск выдано Советским районным судом Махачкалы, а также на то, что в нём был указан чужой адрес. Дадашев живёт во втором магале, а в постановлении был указан первый магал», – рассказывает Алиханов. Когда Дадашев указал на то, что в документе указан чужой адрес, этот документ тут же исчез, а следственные действия продолжились.

Понятые в сопровождении следователя ОВД СУ СКР по РД капитана юстиции Шамиля Магомедова вошли в домовладение и зафиксировали, что за шифоньером находятся пакеты, в которых были выстрел от гранатомёта, покрытый ржавчиной револьвер, патроны («мелкашка»), а также марихуана. На возмущение Дадашева, что этот набор ему подкинули, следователь Магомедов рассмеялся ему в лицо. Пока шёл обыск, прошёл час, и Дадашеву предъявили уже новое постановление о проведении обыска, из того же суда, но уже с правильно указанным адресом…

«Как рассказывают родственники Дадашева, на голову ему надели пакет и увезли в неизвестном направлении. Они не могли нигде его найти, и когда обратились ко мне, то я им посоветовал сразу же звонить в «ноль два» – в отдел полиции – и заявлять о том, что неизвестными лицами похищен такой-то… И он найдётся», – рассказывает адвокат. И Дадашев на самом деле нашёлся – в ИВС Махачкалы.

Шамиль Алиханов встретился со своим подзащитным, и тот рассказал ему, что, когда его доставили в ИВС, к нему зашли люди в масках и следователь Шамиль Магомедов.

«Они принесли протокол, закрытый наполовину листом бумаги, и сказали его подписать, дать показания на главу Дербентского района Магомеда Джелилова. Сказали ему: «Дай показания на него, и тебя мы отпускаем. Иначе надолго сядешь, найдём за что». Но Дадашев отказался», – рассказывает адвокат. Через какое-то время адвокат узнаёт, что одновременно с Дадашевым задержан ещё один житель Дербента – Анвер Бабаев, с таким же набором доказательств преступной деятельности: выстрелом от гранатомёта, пистолетом и марихуаной, от которого требуют таких же «признаний», как от Дадашева.

Как рассказывает адвокат, с первых часов защиты своего клиента он столкнулся с юридическими несуразностями: обыск у Дадашева проводил следователь дагестанского Следственного управления СК России совместно с сотрудниками ОПЭ (с дислокацией в Дербенте) ЦПЭ МВД по РД, а материалы дела после доставки задержанного в ИВС оказались у следователя Следственного управления МВД по РД Магомеднабиева.

«Хотя должны были находиться у дознавателей, так как инкриминируемые Дадашеву статьи, согласно УПК, подследственны отделу дознания. На это следователь Магомеднабиев ответил мне, что это особое указание, вызванное сложностью дела! На мой вопрос, чьё конкретно это указание, он не ответил», – делится адвокат. Там же адвокат столкнулся с запретом следователя на съёмку материалов уголовного дела: Магомеднабиев обосновал это тем, что они находятся на территории режимного объекта, поэтому снимать копии с материалов дела путём фотографирования запрещено…

«Большей чуши за всю свою адвокатскую практику я не слышал… Пришлось поехать в суд и там знакомиться с материалами дела и снимать копии», – рассказывает Алиханов.

 

ЦПЭ и правосудие

 

В Кировском районном суде московский адвокат столкнулся с очередной дагестанской действительностью. Он увидел, что прямо напротив кабинета судьи Магомеда Нестурова (он должен был определить меру пресечения Дадашеву) сидят два человека в гражданской форме и с оружием. Впоследствии адвокат узнал, что эти двое были сотрудниками ЦПЭ.

Алиханов обратился к секретарю судьи, спросив её, почему в здании суда находятся вооружённые люди. Та позвонила куда-то. Через какое-то время на этаж пришёл пристав и, по мнению адвоката, как-то робко попросил их уйти, так как они с оружием, но те его культурно послали обратно.

«Однако спустя несколько минут они всё же ушли в другое место… Вскоре привезли в суд Дадашева. Я вышел в коридор и увидел следующую картину: у входа в зал суда полумесяцем стояли 17 вооружённых сотрудников силовых структур в камуфляже песчаного цвета. У всех были автоматы, а один стоял натурально с пулемётом… И с ними же те двое сотрудников ЦПЭ. Это было слишком! Я зашёл к судье, рассказал ему, что происходит в коридоре, и заявил ему, что этим самым на меня, как на адвоката, оказывается давление», – рассказывает Алиханов.

Нестуров вышел в коридор, увидел происходящее и спросил их, что они тут делают? Люди с оружием (предположительно, спецназ – «ЧК») ответили Нестурову в том духе, что у них, во-первых, приказ, а во-вторых, это не его дело. Судья тут же поднялся к зампредседателя суда, который, увидев, что происходит, еле-еле выгнал их с территории, где должно производиться правосудие. Остались лишь два сотрудника ЦПЭ и пара сотрудников в камуфляже и в масках, но без оружия.

Рассмотрение ходатайства по определению меры пресечения Дадашеву прошло тоже по-дагестански: следователь заявил ходатайство о применении такой меры пресечения, как заключение под стражу, представитель прокуратуры, играя в телефоне, поддержал его, адвокат красноречиво объясняет, почему эту меру применять нельзя, судья удаляется в совещательную комнату и через четыре минуты выходит с определением (хотя составление такого определения занимает примерно 40 минут), удовлетворяющим просьбу следствия. На вопрос адвоката, почему, зная подоплёку дела, судья удовлетворяет просьбу следствия, Нестуров ему отвечает, что у Дадашева непогашенная судимость по наркотикам, поэтому он не мог сделать иначе.

Через полчаса, после того, как Дадашева заключили под стражу, с Шамилём Алихановым созвонился адвокат Анвера Бабаева. Он рассказал, что меру пресечения Бабаеву определял тот же судья Нестуров, но дал ему не заключение под стражу, а подписку о невыезде.

«Не успел Бабаев выйти из здания, как к нему тут же подскочили люди в масках, надели на голову пакет, перемотали скотчем, стали запихивать в автомобиль… Это увидели родственники Бабаева, стали шуметь, толкаться. На шум спускается Нестуров, громко, обращаясь к силовикам, говорит, что он, судья, отпустил Бабаева, но… Сотрудники ЦПЭ его посылают в свой кабинет с рекомендацией не вмешиваться в происходящее», – передаёт слова своего коллеги Алиханов. Он же снова рекомендует близким Бабаева, не знающим, куда делся их родственник, звонить в «ноль два» и заявлять, что «неизвестными в масках из здания суда похищен такой-то…»

Бабаев нашёлся через сутки в здании Кировского РОВД Махачкалы. Ему, как основание для задержания, вменили мелкое хулиганство…

Ясность в происходящее внёс визит адвоката к Дадашеву в СИЗО №1 Махачкалы.

 

Смахнули пыль…

 

Встретившись с ним 1 февраля, Алиханов узнал, что семнадцать лет назад (в апреле 2003 года) его клиент, а также Анвер Бабаев и Зульфитдин Джелилов (брат главы Дербентского района, находится в ОАЭ) проходили в качестве подозреваемых по уголовному делу об убийстве жителей Азербайджана – Тофика Габибейли и Эльхана Курбанова.

Через год следствия, в 2004-м, их выпустили на свободу, посчитав, что к убийствам они не имеют отношения. О них забыли, а вспомнили когда Магомед Джелилов сумел избежать претензий силовиков и восстановиться в должности. Как уверяет Дадашев, Джелилов смог защититься благодаря заступничеству находящихся на влиятельных должностях горских евреев из Дербента, проживающих в Москве. (Народная молва в качестве друга Джелилова называет начальника правового управления Генпрокуратуры Артура Завалунова. – «ЧК»)

Первоначально Дадашев предполагал, что его (и его друзей) проблемы связаны с искренним желанием силовиков, вызванной антикоррупционной кампанией главы РД Владимира Васильева, дожать Магомеда Джелилова, как бы отомстить ему и поэтому со старого дела смахнули пыль.

Адвокат приводит слова своего подзащитного о том, что Дадашев уверен в том, что указание закрыть их, а также главу Дербентского района Джелилова (в том случае, если на него будут даны соответствующие показания) исходит от экс-главы Дербентского района Курбана Курбанова. Его в своё время не без помощи тогдашнего главы Дагестана Рамазана Абдулатипова довольно скандально отстранили от должности, а район в конечном итоге передали Джелилову.

«Курбанов дружен с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и каким-то образом добился, чтобы за этот вопрос взялась Москва», – излагает версию подзащитного Алиханов. В подтверждение того, что силовики подняли дело семнадцатилетней давности, адвокат представил редакции извещение за подписью судьи Советского районного суда Махачкалы Рашидхана Магомедова, датированное 31 января 2019 года. В нём указывается, что Дадашев, Бабаев и Зульфитдин Джелилов приглашаются на рассмотрение ходатайства руководителя второго отдела по ОВД СУ СКР по РД Арсланбекова о возобновлении уголовного преследования этих лиц.

P. S. Адвокат ожидал, что 4 февраля Дадашеву и Бабаеву будет предъявлено обвинение в убийстве семнадцатилетней давности. Но это произошло 6 февраля. На то, чтобы возобновить старое уголовное дело, у судьи Рашидхана Магомедова ушло 11 минут.

Самое примечательное, что родственникам Бабаева до сих пор официально не сообщили, где он находится, а от него отказался уже третий адвокат. А решение судьи Нестурова, вынесшего Бабаеву подписку о невыезде, отменил Верховный суд РД. По сведениям Шамиля Алиханова, 6 февраля Бабаев был доставлен в больницу со вскрытым животом. Его зашили, а потом снова увезли в неизвестном направлении… Прокуратура, ау!

Также в неизвестном направлении поначалу был отправлен и подзащитный Алиханова – Ирзакули Дадашев. Когда адвокат хотел с ним увидеться в СИЗО №1 Махачкалы, то ему сообщили, что Дадашева вывезли. На вопрос, куда, ему сотрудники УФСИН отвечать отказались. Кое-как он узнал, что его вроде бы перекинули в Астрахань. Алиханов обратился к следователю Магомеднабиеву. «А он, улыбаясь, сказал, что его перевели в Чечню по служебной необходимости», – говорит адвокат. Попытки узнать у следователя, что за такая «служебная необходимость», закончились ничем. Ему лишь выдали документ, где говорится, что Дадашев переведён в Чечню, но без расшифровки подписи следователя. Вместо неё там лишь некая закорючка-подпись.

Адвокат связался с СИЗО №2 Грозного, где ему ответили, что Дадашева у них нет. Спустя какое-то время адвокату сообщили, что его подзащитный находится в СИЗО Астрахани. Об этом ему сообщили сокамерники Дадашева… ]§[

Следователи ищут в шифоньерах «скелеты» для Магомеда Джелилова

Источник: Газета «Черновик»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх